Проверка Плевной

В 1876 г., в самый разгар "военной перестройки", Милютин жаловался в своем дневнике на то, что ему "случается получать безымянные письма, наполненные самыми грубыми, площадными ругательствами, будто бы за расстройство армии, и все это после 16-летних тяжелых забот об устройстве и усилении наших военных сил". А меж тем, с уверенностью знатока своего дела, подчеркивал он, "никогда еще, положительно никогда Россия не имела в готовности такой силы, как теперь; никогда и не могло быть прежде такого подготовления к быстрой мобилизации. Досадно, что на все превратные толки, злые клеветы и ругательства приходится отвечать молчанием. Не публиковать же нашего плана мобилизации, цифры наших сил, наших запасов".

Надвигавшая русско-турецкая война 1877-1878 гг. обещала стать серьезной проверкой милютинских начинаний. "Шахматные партии" с чиновными консерваторами отошли на второй план. Реалистично оценивая внутреннюю и международную обстановку, Милютин не мог не заметить двух главных опасностей: слабой дипломатической подготовки и отсутствия способностей у "тех лиц, в руках которых будет само ведение военных действий". Трудности и потери начального этапа войны полностью подтвердили опасения военного министра. Однако правительственные сферы, ориентировавшиеся на скорую и легкую победу, не скрывали своего раздражения и недовольства военным министром. Бесполезно было доказывать, что война началась посреди реформы, в самый разгар ее осуществления; что по новому закону было проведено к тому времени всего лишь два призыва новобранцев, а потому запас армии был малочислен; что главнокомандующий на балканском театре военных действий Великий князь Николай Николаевич если чем и отличался, то лишь своей самоуверенностью; что консервативное большинство генералов и старших офицеров слепо верило в патриархальную героику сомкнутых линейных рядов; что, наконец, как и предсказывал Милютин, Россия вступила в эту войну без союзников.

В конечном счете, лишь героизм солдат, способности талантливых военачальников М.И. Драгомирова, И.П. Гурко, Н.Г. Столетова, М.Д. Скобелева и первые результаты военной реформы помогли переломить ситуацию в пользу России. В январе 1878 г. русская армия уже двигалась к Константинополю, и Турция была вынуждена подписать перемирие на предложенных Россией условиях.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. подтвердила своевременность и целесообразность милютинских реформ. Вместе с царем он в течение 7 месяцев находился на русско-турецком фронте и с удовлетворением отмечал перемены в армии. "Вот он, новый солдат, - говорил он, - старый без офицеров умирал бы, а эти сами знают, куда им броситься. У этих почин. Ведь это - душа нашего нового солдата, солдата Александра II".


Антинорманнизм.
В наше время норманнскую теорию считают научно несостоятельной, т.к. считается, что у восточных славян устойчивые традиции государственности сложились задолго до призвания варягов. Академик Б.А.Рыбаков доказывал, что Киевское государство сложилось уже в VIв, а норманны использовались лишь как наемная военная сила. Летопись о призвании в ...

Первый пятилетний план
За годы первой пятилетки(1928/1929- 1932/ 1933гг) СССР должен был превратиться в индустриально- аграрную страну. За 5 лет производство электроэнергии должно было возрасти почти в 4,5 раза. В действие планировалось ввести 42 новые электростанции. Добыча каменного угля должна была увеличиться в 2 раза По ходу выполнения плана эти показате ...

Начало войны
Военные действия в дунайских княжествах развертывались вяло. Основной удар Турция намечала нанести в Закавказье, рассчитывая на встречные удары войск Шамиля. Кроме того, предполагалась высадить десант на побережье Грузии. Но этот замысел сорвали решительные действия русского флота. Турецкая эскадра, готовившаяся произвести десант и сто ...