Завоевательные походы Александра Македонского на Востоке – одна из наиболее популярных тем в мировой и отечественной историографии. Отчасти это объясняется исключительной важностью данного исторического периода для дальнейших судеб мировой цивилизации. Но главная причина, на наш взгляд, заключается в другом. Это устойчивый интерес массового сознания к личности и военно-политической деятельности полководца. В связи с этим возникает вопрос: не обусловлен ли «публицистический» стиль большинства исследований самой спецификой предмета?

Ф. Шахермайр писал: «Стиль книги об Александре неизбежно связан с оценкой его личности»[1]. Дело вовсе не в том, что при исследовании данной проблемы допускаются оценочные суждения. Они, де-факто, присутствуют во всякой научной работе. Важна сама тенденция: исследователи отнюдь не стремятся избегать их, считают их не только неизбежными, но и оправданными.

Не являются исключением и работы советского периода. Рассматривая эту тему, советские историки зачастую выходили за рамки тех исследовательских задач и методологических оснований, которые безоговорочно признавались ими.

В данной работе мы не станем затрагивать проблему исторической роли завоеваний Александра Македонского. Это не значит, что у нас нет никаких соображений на этот счёт. Эта проблема традиционно рассматривается в контексте синтеза восточных и «западных» структур. И для этого, на наш взгляд, есть все основания[2]. Именно в этом ракурсе мы и будем рассматривать наш предмет – «военно-политическую составляющую» похода. Цель нашего исследования – выявить основные «вехи» восточного похода, учитывая не только военный, но и социально-политический критерий.

Для этого мы должны будем решить следующие задачи: рассмотреть объективные исторические предпосылки восточного похода Александра; проследить эволюцию взаимоотношений Александра и так называемой «старой македонской знати»[3]; выявить основные тенденции политики на завоёванных землях.

Как мы уже отметили, грань, оделяющая научно-популярные работы от собственно научных исследований, крайне неопределённа. В изложении фактической истории похода все исследователи следуют за античными авторами, почти исключительно опираясь на письменные источники. Поэтому заслуживающих внимания разногласий здесь быть не может и никакой границы между публицистикой и наукой здесь провести не удастся[4].

В советской историографии наиболее фундаментальная работа, посвящённая завоевательной деятельности Александра на Востоке – исследование А. С. Шофмана.[5] Преимущественно на неё мы и будем опираться. Необходимо заметить, что сама «периодизация» восточного похода данной работы в общих чертах совпадает с той, что предложена Шофманом. В советской историографии большое внимание уделялось отдельным аспектам завоеваний Александра на Востоке. При рассмотрении частных вопросов мы будем обращаться к специальным статьям и монографиям[6].

Сохранились пять основных античных произведений об Александре, они принадлежат Плутарху, Арриану, Курцию Руфу, Юстину и Диодору. Их источники мы здесь не рассматриваем. Анализ этой проблемы содержится в предисловии А. А. Вигасина публикациям античных источников[7].

Наиболее раннее из них – «Историческая библиотека» Диодора Сицилийского в 40 книгах. XVII книга целиком посвящена походам Александра Македонского. Автор, как неоднократно отмечали исследователи, не претендовал на глубокий и самостоятельный аналих событий, но он добросовестно пересказывал наиболее авторитетные труды древних писателей. Основное значение этого источника заключается в том, что он донёс до нас фрагменты более ранней исторической традиции. История Александра является лишь частью обширного труда Диодора и никакой особой тенденции в его описаниях не чувствуется.

Другое античное сочинение, посвящённое походу Александра, принадлежит писателю II или III века Марку Юниану Юстину. Некоторые его сообщения представляют представляют особую ценность как уникальные и достоверные свидетельства.

Но особым доверием современных историков пользуется Флавий Арриан, живший во II веке[8]. Арриан стремился следовать древним образцам классической греческой историографии. Стараясь дать объективное и выверенное изложение фактов, историк обращался к самым ранним источникам об Александре, сочинениям его спутников в походе – главным образом Птолемея и Аристобула. «Произведение, созданное Аррианом, отличается точностью исторических фактов, реальностью изложения. Преимущество Арриана в том, что он подошёл к этой теме не только как историк, писатель, но и как философ, как военный специалист»[9]. Очень высокую оценку труду Арриана даёт С. Ю. Трохачев[10], отмечая эрудицию автора в вопросах военного дела и географии. «Из красочных деталей, обильно рассыпанных в тексте, следует, что Арриан лично посетил множество упомянутых мест и многие реалии, сохранившиеся со времён Александра, виде сам. Его суждения по техническим вопросам часто обнаруживают превосходное знание предмета»[11].

Страницы: 1 2


Другие находки
«Следы ног на теории эволюции» — так охарактеризовала газета Стар Телеграм от 17 июня 1982 открытие, сделанное в долине реки Пэлюкси, в шести километрах от небольшого городка Глен Роуз, штат Техас. Поднявшаяся после ливневых дождей вода смыла часть осадочных пород, обнажив известняковый слой, возраст которого, согласно традиционной эвол ...

«Военный коммунизм»
1. Установление советской власти. 3 января 1919 г. Красная армия заняла Харьков, куда переехало советское правительство Украины. 6 января была провозглашена Украинская Социалистическая Советская Республика (УССР). К маю 1919 г. Красная армия контролировала почти всю территорию Украины, входившую в состав Российской империи. 1920 г. В н ...

Становление казачества.
После падения Киева в 1240 г. ареной основных событий в истории Украины стали западные земли — Галичина и Волынь. Но к концу XVI в. на востоке вновь возникает эпицентр исторических движений — и мы опять должны обратиться к землям, лежащим в бассейне Днепра и все это время пребывавшим в запустении. Собственно, именно этот вековечный рубе ...