Не будет преувеличением сказать, что советско-германские отношения имели стержневой характер для европейской политики Страны Советов на протяжении почти всей первой четверти века ее существования. Германия предприняла первую попытку иностранной интервенции с целью удушения Советской власти, двинув свои войска на Украину и Петроград. В то же время именно в отношениях с Германией советской дипломатии удалось создать первую в истории успешно действовавшую модель мирного сосуществования и сотрудничества государств с различными социальными системами: рапалльский период (1922 - 1932 гг.) доказал реальность лозунга, выдвигавшегося советской дипломатией с первых дней Советской власти[1].

Своеобразие отношений между Германией и Советской Россией в 20 - 30 годы, развивавшихся на основе Рапалльского договора, определялось, в первую очередь, ситуацией, сложившейся в мире после окончания империалистической войны 1914 - 1918 гг. А ситуация вокруг Советской России постоянно менялась. В первые годы после революций 1917 - 1918 гг. новые, республиканские режимы в Москве и в Берлине нуждались друг в друге и были заинтересованы в том, чтобы другие державы видели в них союзников. Вначале, особенно в 1923 г. во время оккупации Рура в этом больше была заинтересована Германия. После серии неудачных попыток Коминтерна осуществить экспорт революции за пределы СССР, стимулировавших консолидацию Запада, уже для Москвы альянс с Берлином стал желанной целью[2].

Ситуация была, в общем, противоречива и неоднозначна. С одной стороны, с учетом всей той помощи, оказанной Москве Берлином в 1920 - 1933 гг. в деле создания военной промышленности, подготовки кадров РККА, постановки штабной работы, передачи доверительной информации и разведданных о вероятном противнике есть основания сделать вывод о наличии элементов союзнических отношений. С другой стороны, этих элементов все же не хватало для того, чтобы альянс получил договорно-правовое оформление, хотя Москва была не против. Но Берлин на это не пошел.

В конце концов, обе стороны прекрасно понимали силу и слабости своего квазисоюза, поскольку двигали ими совершенно разные мотивы: правительство Ленина сделало ставку на мировую революцию, а политическая элита Германии не желала ничего более страстно, чем возврата в клуб великих держав, отмены унизительных положений Версаля и ревизии границ. Идея реванша стала основной, а ее главным носителем - германский генералитет, состоявший в основном из потомственных аристократов, воспитанных в духе пангерманизма. Отрезвляющим душем для немцев стала и неудавшаяся попытка Коминтерна осуществить в Германии "октябрьский переворот" в октябре 1923 г. Таким образом, далеко не случайно, что, хотя Германия и оставалась безоружной в окружении враждебно настроенных Франции, Чехословакии и Польши, однако на союз с Москвой Берлин не пошел. Вместо этого и Берлин, и Москва, дойдя до естественных границ в своих отношениях, стали примерно со второй половины 20-х годов использовать фактор военных связей как средство политического давления в отношениях с державами Антанты, существенно ограничив при этом возможности своих военных кругов вмешиваться в политику. Умело блефуя и допуская некоторую утечку информации, они к концу 20-х - началу 30-х годов сумели включиться в мировую политику, по существу не отступив от своих стратегических задач.

Приход нацизма к власти в Германии 30 января 1933 г. означал мобилизацию германского империализма с целью изменения существовавшего соотношения сил в Европе. Нацистская программа захвата "жизненного пространства на Востоке" была нацелена на вооруженное нападение на Советский Союз, будь то в рамках общей коалиции основных стран капиталистического мира или же в одиночку, но при опоре на материально-технические ресурсы Западной Европы. Конечная цель нацистской Германии - установление мирового господства - являлась одновременно угрозой и для всех остальных стран земного шара, в первую очередь для Франции и Англии.

Страницы: 1 2


Союз с Пруссией и польский вопрос
Договор 31 марта 1764 г. был не нужен России. Этот союз, целью которого было облегчить России ее задачи в Польше, только еще более затруднял их. Новый король Польши хотел вывести свое отечество из анархии путем реформ. Эти реформы не были опасны для России; ей было даже выгодно, чтобы Польша несколько окрепла и стала полезной союзницей ...

Предпосылки начала Холокоста и его этапы
1941- 1944 годы были самым трагическим периодом в семисотлетней истории белорусского еврейства. Большая часть евреев была зверски уничтожена фашистскими оккупантами. Огромные потери понёс белорусский народ. Немецкие фашисты обрекли евреев на исчезновение. Их убивали только за то, что они были евреями. Гитлеровское нападение на СССР 22 ...

Государственный и Политический строй Китая
Конституция. В 1954 после достижения основных целей консолидации всех сил и нейтрализации «врагов народа» аморфная структура единого фронта «новой демократии» была заменена официальной Конституцией. Принятая 20 сентября 1954 и исправленная в 1975, 1978, 1982 и 1992, эта Конституция провозгласила Китай страной народной демократии и едины ...