Не будет преувеличением сказать, что советско-германские отношения имели стержневой характер для европейской политики Страны Советов на протяжении почти всей первой четверти века ее существования. Германия предприняла первую попытку иностранной интервенции с целью удушения Советской власти, двинув свои войска на Украину и Петроград. В то же время именно в отношениях с Германией советской дипломатии удалось создать первую в истории успешно действовавшую модель мирного сосуществования и сотрудничества государств с различными социальными системами: рапалльский период (1922 - 1932 гг.) доказал реальность лозунга, выдвигавшегося советской дипломатией с первых дней Советской власти[1].

Своеобразие отношений между Германией и Советской Россией в 20 - 30 годы, развивавшихся на основе Рапалльского договора, определялось, в первую очередь, ситуацией, сложившейся в мире после окончания империалистической войны 1914 - 1918 гг. А ситуация вокруг Советской России постоянно менялась. В первые годы после революций 1917 - 1918 гг. новые, республиканские режимы в Москве и в Берлине нуждались друг в друге и были заинтересованы в том, чтобы другие державы видели в них союзников. Вначале, особенно в 1923 г. во время оккупации Рура в этом больше была заинтересована Германия. После серии неудачных попыток Коминтерна осуществить экспорт революции за пределы СССР, стимулировавших консолидацию Запада, уже для Москвы альянс с Берлином стал желанной целью[2].

Ситуация была, в общем, противоречива и неоднозначна. С одной стороны, с учетом всей той помощи, оказанной Москве Берлином в 1920 - 1933 гг. в деле создания военной промышленности, подготовки кадров РККА, постановки штабной работы, передачи доверительной информации и разведданных о вероятном противнике есть основания сделать вывод о наличии элементов союзнических отношений. С другой стороны, этих элементов все же не хватало для того, чтобы альянс получил договорно-правовое оформление, хотя Москва была не против. Но Берлин на это не пошел.

В конце концов, обе стороны прекрасно понимали силу и слабости своего квазисоюза, поскольку двигали ими совершенно разные мотивы: правительство Ленина сделало ставку на мировую революцию, а политическая элита Германии не желала ничего более страстно, чем возврата в клуб великих держав, отмены унизительных положений Версаля и ревизии границ. Идея реванша стала основной, а ее главным носителем - германский генералитет, состоявший в основном из потомственных аристократов, воспитанных в духе пангерманизма. Отрезвляющим душем для немцев стала и неудавшаяся попытка Коминтерна осуществить в Германии "октябрьский переворот" в октябре 1923 г. Таким образом, далеко не случайно, что, хотя Германия и оставалась безоружной в окружении враждебно настроенных Франции, Чехословакии и Польши, однако на союз с Москвой Берлин не пошел. Вместо этого и Берлин, и Москва, дойдя до естественных границ в своих отношениях, стали примерно со второй половины 20-х годов использовать фактор военных связей как средство политического давления в отношениях с державами Антанты, существенно ограничив при этом возможности своих военных кругов вмешиваться в политику. Умело блефуя и допуская некоторую утечку информации, они к концу 20-х - началу 30-х годов сумели включиться в мировую политику, по существу не отступив от своих стратегических задач.

Приход нацизма к власти в Германии 30 января 1933 г. означал мобилизацию германского империализма с целью изменения существовавшего соотношения сил в Европе. Нацистская программа захвата "жизненного пространства на Востоке" была нацелена на вооруженное нападение на Советский Союз, будь то в рамках общей коалиции основных стран капиталистического мира или же в одиночку, но при опоре на материально-технические ресурсы Западной Европы. Конечная цель нацистской Германии - установление мирового господства - являлась одновременно угрозой и для всех остальных стран земного шара, в первую очередь для Франции и Англии.

Страницы: 1 2


Главные социально-политические аспекты учения Мартина Лютера
Мартин Лютер разделял многие религиозные воззрения и суеверия своего времени. Для него, к примеру, были очевидны всесилие дьявола и необходимость предавать ведьм огню. Также он признавал религиозную ценность алхимии. Подобно многим богословам и мирянам, приверженным практике созерцания, Мартин Лютер черпал "мистическое" вдохно ...

Аграрная политика Столыпина.
Одним из средств гашения самых острых социальных конфликтов в обществе и остановки антиимперских освободительных движений Столыпин видел в проведении аграрной политики на селе. В одной из своих речей в III Государственной думе он открыто заявил, что разработанное под его руководством законодательство призвано защищать интересы "кре ...

Проникновение христианства на Русь. Крещение Руси
На принятие христианства в русском обществе как государственной религии повлияли следующие причины: перерастание родовой и племенной знати в местных князей, союзов племен - в государственные организации, превращение социального неравенства внутри традиционных коллективов в классовое. Не последнюю роль в становлении христианства сыграло ...