Интеллектуальное искажение источника

Интеллектуальное искажение подлинного исторического источника производится в том случае, когда он исправляется или сокращается таким образом, чтобы дополнить реально отраженные в нем факты прошлого не существовавшими деталями или же изменить его действительный смысл.

Неполная аутентичность источника представляет собой сокращение текста письменного источника, которое меняет смысл его содержания, делает его фальсифицированным и приводит к катастрофическим в мировом масштабе последствиям. Примером может служить т. н. «эмская депеша».

Как вспоминал германский канцлер О. Бисмарк, он «взял карандаш и смело зачеркнул все то место, где было сказано, что Бенедетти просил о новой аудиенции; от депеши я оставил только голову и хвост». В предназначенном для публикации депеши тексте совсем не упоминалось то, что коренным образом меняло характер события. Слова Вильгельма I о том, что переговоры будут продолжаться в Берлине в Министерстве иностранных дел, не вошли в окончательный текст. Выходило, что король указал французскому дипломату на дверь. «Это будет красный платок для галльского быка», – заявил О. Бисмарк своим гостям, прочитав им сфальсифицированную депешу.

Канцлер передал этот текст для сообщения прессе. О. Бисмарк, как и Наполеон III, получил то, к чему стремился. Война сделалась неизбежной. И правительственные, и оппозиционные депутаты парламентов Пруссии и Франции одобрили военные кредиты и объявление войны. В результате этой подделки и последовавшей за ней войны Франция потерпела поражение, а в XX в. еще два раза велись кровопролитные реваншистские войны между Францией и Германией, в которые были вовлечены многие государства мира.

И подделка источника, и интеллектуальное искажение подлинного источника рассматриваются как подлог, то есть овеществленное (материализованное) искажение истины с целью ввести кого-нибудь в заблуждение.

Примером меняющей смысл содержания вставки в текст может служить приписывание императору Нерону (54–68) приказа поджечь Рим. Современник событий Тацит (55–120) не обвинял императора. Он писал: «Наступает пожар, вызванный или случаем, или из-за преступления цезаря, это не ясно, потому что авторы говорят и так, и эдак об этом».

Жившие позже историки Светоний (69/70–140) и Диан Кассий (II в.) обвинили Нерона в организации пожара. Казалось бы, версию вины Нерона подтверждают слова современника событий Плиния Старшего (23/24–79) в его «Естествознании», когда тот пишет о дубах, «которые росли на римском форуме до времен цезаря Нерона, который повелел сжечь Рим». При исследовании оказалось, что слова «который повелел сжечь Рим» были позднейшей вставкой переписчика, который был уверен в вине Нерона.

Подобные вставки переписчиков в копируемые ими подлинные тексты получили название «интерполяций».