Торговые отношения

По договорам Олега было постановлено, что послы приносили золотые печати от князя, а купцы – серебряные. Договоры устанавливали, что продовольствие и судовые снастина дорогу, когда русские покидали Византию изантию.императорского чиновника, предъявив княжеску русские должны были входить в Царьград одними воротами, без оружия, партиями не более 50 человек, в сопровождении императорского чиновника, предъявив княжескую грамоту с обозначением числа кораблей, имен купцов и послов, прибывших в Византию и «чтобы из таких [грамот] узнали и мы, что приходят они с мирными намерениями»[4]. В договоре Игоря было прибавлено: «входящее же Русь град, да не творят пакости».[5] Императорские чиновники отбирали у прибывших купцов княжескую грамоту и переписывали имена прибывших княжеских послов и простых купцов; это была мера предосторожности, чтобы под видом агентов киевского князя в Царьград не прокрались русские пираты. Русские купцы, по договору Игоря, являлись в Константинополь только на торговый сезон, продолжавшийся 6 месяцев; оставаться там на зиму никто не имел права. Со своей стороны, греки обязывались предоставлять корм русским (послы получали посольские оклады, а купцы – «месячину», т. е. месячное содержание по старшинству русских городов: сначала корм предоставлялся киевским купцам, затем черниговским, переяславским и из прочих городов), продовольствие и судовые снасти на дорогу, когда русские покидали Византию. Также договор Игоря устанавливает, что прибывшие русские купцы «обитают вблизи монастыря святого Маманта»[6].

Как уже говорилось, русские послы и гости во все время своего пребывания в Константинополе пользовались от местного правительства даровым кормом и даровой баней – знак того, что на эти торговые поездки Руси смотрели не как на частные промышленные предприятия, а как на торговые посольства союзного киевского двора. По свидетельству Льва Диакона, такое значение русских торговых экспедиций в Византию было прямо оговорено в трактате Цимисхия со Святославом, где император обязался принимать приходящих в Константинополь руссов в качестве союзников, «как искони повелось…»[7]

Торговля была преимущественно меновая: этим можно объяснить сравнительно малое количество византийской монеты, находимой в старинных русских кладах и курганах. Также договоры устанавливают порядок совершения купли: никто не имел права купить драгоценной ткани больше, чем на 50 золотников, и их купец должен показать царскому чиновнику. Тот, в свою очередь, накладывал на ткани печать и возвращал их купцу.

Страницы: 1 2 


Советско-германское экономическое сотрудничество. Торговые отношения
Широкие масштабы советского вывоза из Германии требовали соответствующего увеличения советского экспорта в эту страну, чтобы выручка от реализации советских товаров в основном покрывала расходы по оплате заказов германским предприятиям. Однако германские власти, стремясь смягчить влияние мирового кризиса на германскую экономику, вступил ...

Развитие национального и иностранного капитала
Новая экономическая политика Гоминьдана не сразу выявила свою экономическую и социальную эффективность. Быстрее и активнее отреагировал, естественно, национальный капитал. С 1951 по 1964 г. в промышленности, торговле и сфере услуг число частных предприятий увеличилось с 68 тыс. до 227 тыс., а частные капиталовложения возросли на 1353 мл ...

Битва за Москву
Упорное сопротивление Красной армии под Смоленском, Ленинградом, Киевом, Одессой, на многих других участках фронта не позволило осуществить планы немецкого командования по захвату Москвы к началу осени. В ходе Смоленского сражения немецкие войска впервые были вынуждены временно перейти к обороне. Лишь после окружения крупных сил (665 ты ...