Военное сотрудничество
Страница 2

Однако затем верх взяла линия Литвинова: Москва стала на путь поиска альтернативных партнеров, которых она видела прежде всего в лице враждебных Германии Франции и Польши. Была предпринята политическая попытка в одночасье предать забвению весь рапалльский период взаимоотношений. Германия стала однозначно рассматриваться в качестве врага. Основной максимой внешнеполитических действий Москвы в отношении Германии в течение всего последующего периода (1933 - 1939гг.) вплоть до мая 1939г. стал принцип "Враг моего врага - мой друг". В итоге германофилы в руководстве Советского Союза попали в двусмысленное положение, и это при том, что большинство их германских коллег занимали руководящие посты вплоть до 1938 г., когда Гитлер провел основательную чистку германского генералитета.

Теперь, пожалуй, очевидно, что лидеры СССР рассматривали военное сотрудничество хак основу рапалльской Политики, но очевидно и то, что Германия использовала его в качестве сильнейшего козыря для оказания давления на Францию и Англию. Опираясь На "особые отношения" с Москвой, Берлин последовательно восстанавливал свой статус великой державы, постепенно добившись отмены всех ограничений Версальского договора и вступлений на равных в Лигу Наций. В той же степени за счет "особых отношений" с Берлином крепла и усиливалась Москва, дружбы с которой со временем стали искать и Другие державы. Таким образом, именно военное точнее, военно-политическое сотрудничество начавшееся В период польско-советской войны, являлось основной, "истинной" опорой рапалльской политики, вокруг которой, тщательно ее оберегая, и группировались все политические и экономические взаимоотношения СССР и Германии.

Но военные отношения не закончились в 1933 г. И не случайно германский военный атташе Хартман в сентябре 1933 г. употребил формулировку, что закончился период советско-германского военного сотрудничества "в его нынешних формах". Оно продолжалось и в "пострапалльский" период. Сохранились и поддерживались официальные контакты офицеров РККА с офицерами райхсвера, в Германии по-прежнему осуществлялись закупки военных образцов и лицензий.

И далеко не случайно в мире с затаенным дыханием следили за развитием советско-германского диалога в 1939 - 1941 гг., когда "пакт Молотова-Риббентропа", новая дружба, "реанимация Рапалло", казалось, неразрывно связали Москву и Берлин. И вновь сближение набирало обороты прежде всего по военной и военно-политической линии: ликвидация Польши, "дружба, скрепленная кровью", совместный парад в Бресте, передача военных секретов и технологий, поставки образцов вооружений, стратегического сырья.

Но и это еще не все. В германском справочнике "Вооружение мира" за 1935 г. в разделе о СССР указывалось, что в Красной Армии имелись хорошие химвойска, неплохо была поставлена химическая разведка, защита от газов. Начиная с 1937 г. в специальных докладах абвера излагались исчерпывающие данные о состоянии химвойск РККА. Из них было ясно, что по основным показателям, организации и структуре эти войска не уступали немецким. В докладах контрразведки вермахта, в т. ч. и уже в ходе Второй мировой войны, делался однозначный вывод о том, что по своему потенциалу Красная Армия была способна применить химическое оружие в полном объеме.

К началу Второй мировой войны германская армия также имела хорошо подготовленные, структурированные и вооруженные химвойска (моторизованные химические минометные полки, тяжелые артиллерийские дивизионы, батальоны, подразделения огнеметных танков). Словом, и вермахт был готов к ведению крупномасштабной войны с широким использованием химического оружия. Однако Гитлер так и не решился применить его в ходе второй мировой войны, в т. ч. и в самых критических для Германии ситуациях на восточном фронте. Гитлера скорее всего удержало от этого то обстоятельство, что он был хорошо осведомлен о неотвратимости ответных химических ударов по районам Германии. Можно предположить, что именно тогда и происходило эмпирическое становление "доктрины неотвратимого возмездия", впоследствии подкрепленной еще более разрушительным, ядерным оружием, доктрины, отказ от которой дается сегодня миру с таким тяжким трудом.

Страницы: 1 2 


Внешняя политика СССР в середине 1950х-начале 1960х гг.
В 1955г в Женеве на совещании глав правительств СССР, США, Англии и Франции советская делегация внесла проект договора о коллективной безопасности в Европе. В августе 1955г СССРО объявил об одностороннем сокращении своих вооруженных сил на 640 тыс человек, а в мае 1956г - еще на 1,2 млн. СССР ликвидировал военные базы на территории Финл ...

Читинский острог
В эпоху прибытия нашего в Читу это была маленькая деревушка заводского ведомства, состоявшая из нескольких полуразрушенных хат. М.А. Бестужев, декабрист. [3.105] Четыре года прожили декабристы в Чите: с 1826г., когда прибыла первая партия, до лета 1830г., когда совершили они пеший переход в новый каземат в Петровском Заводе. В Чи ...

Диссидентское движение.
Диссидентское движение возникло в СССР еще во времена «оттепели» и получило распространение в 60—70-е годы. Оно существовало в форме инакомыслия. Это была единственно допустимая форма сопротивления, поскольку репрессивная машина государства (КГБ, МВД, армия) подавляла малейшие проявления независимой общественно-политической жизни. Инако ...