Историческая информация » Трудности вступления России в современную цивилизацию » Переплетение средневековых и индустриальных процессов в российской действительности.

Переплетение средневековых и индустриальных процессов в российской действительности.
Страница 1

Ситуация в конце XX века осложняется тем, что для дальнейшего развития производства — основной цели общества — требуются еще более глубокая специализация, более широкая, чем сегодня, информатизация, проникновение технических средств в самые интимные стороны человеческой деятельности вообще и производства, и потребления в особенности. www.psaffect.ru

Такая тенденция опасна прежде всего тем, что специализация плохо совместима с необходимостью целостного восприятия мира культуры. В подобной атмосфере человека формируют не действительность во всей ее полноте и разнообразии, не общение с природой, а во многом средства массовой информации (СМИ) и массовая культура. Человек становится все более легко управляемым и даже манипулируемым.

Западная цивилизация смотрит на мир вообще и на конкретные объекты в частности с точки зрения их полезности, практической значимости, тогда как для более целостного восприятия мира и “бесполезные” вещи не менее важны и ценны. Чтобы человек мог выйти из кризиса, он должен изменить доминирующую установку: “предмет дорог, самоценен, потому что полезен”.

Кризис, который переживает современное общество, несомненно, связан с проблемами экономики, экологии, энергетики и т. д. Однако поскольку в основании современной экономики и политики, энергетики и экологии лежат научные программы, все эти вопросы связаны с типом рациональности современного человека, форм его самосознания и познания. Кризис свидетельствует о том. что господствующая в мире форма рациональности неуниверсальна, т. е. не отвечает всем культурным и ценностным ориентациям, необходимым для выживания, а тем более гармоничного развития человеческого сообщества.

Европейская индустриально-техническая цивилизация, достигшая значительных успехов, стремится завоевать планету не только технологически, но и мировоззренчески. Между тем односторонность развития европейского человека, превращающая все сущее не только в объект рационализации и познания, но и обладания, и потребления, сегодня очевидна многим мыслителям, в том числе и европейским. Именно это лежит в основе юнговского замечания “мы стали богатыми в познаниях, но бедными в мудрости”, а также хайдеггеровской метафоры наука не мыслит”.

Увлечение наукой и перенос научных методов на другие сферы человеческого бытия поначалу были неизбежны в силу их практической эффективности. Однако практическая полезность, ставшая основной доминантой, вытесняет другие проблемы, в частности духовного характера, на периферию бытия. Между тем еще в 1938 году И. Хейзинга справедливо отмечал, что “наука, не сдерживаемая более уздой высшего морального принципа, без сопротивления отдает свои секреты гигантски развившейся, толкаемой меркантилизмом технике, а техника, еще менее удерживаемая высшим принципом, на котором держится культура, создает с помощью предоставленных наукой средств весь инструментарий, который требует от нее организм власти”.

Вместе с тем трудно согласиться с Хейзинга, будто “диктат рационализма остался в прошлом” и будто мы теперь знаем, что “не все можно мерить меркой разумности”. Хейзинга в своей классической книге, из которой взяты приведенные цитаты, считает, что “само поступательное развитие мышления научило нас, что одного разума бывает недостаточно. Взгляд на вещи более глубокий и разносторонний, нежели чистый рационализм, открыл нам в этих вещах дополнительный смысл”.

В современной России наиболее распространено выделение цивилизаций по национально-этническому принципу: японская, китайская, русская и т.д. Повышенный интерес к роли национального в жизни человека в нашем обществе понятен. Длительное время национальное растворялось в социально-классовом. Его значение в жизни человека сводилось к минимуму. Теперь наступила обратная реакция и происходит педалирование национального. Понятия “народ”, “нация” обретают значение мистических сакральных символов. Все это далеко не безобидно. Попытка совместить цивилизационные ценности с национальными символами подпитывает национализм и национальный экстремизм. Но дело не только в этом.

История нашей страны является частью мировой и не может рассматриваться вне ее контекста. Каково же место России в мировом сообществе цивилизаций? К какому типу цивилизаций ее можно отнести? В переломный период, который переживает общество, споры по этим вопросам как никогда горячи. Рассмотрим основные направления этой дискуссии.

В соответствии с марксистско-ленинской точкой зрения, цивилизационные особенности не имеют значения. Понятие “цивилизация” при таком подходе не используется. Но поскольку марксизм – это продукт западной культуры, то фактически предлагается рассматривать Россию по аналогии с обществами, относящимися к западной цивилизации. Главное сводится к следующему. В стране происходила смена общественно-экономических формаций, хотя и с отставанием от Европы и со значительными особенностями. Однако во второй половине XIX в., утверждают сторонники этой точки зрения, она резко ускорила свое развитие. Практически одновременно с развитыми странами на рубеже Х1Х-ХХ вв. перешла к империализму и, наконец, раньше Других стран подошла к рубежу перехода к высшей формации – коммунизму (ее первая ступень – социализм). Уже шла речь о том, что социализм – это общественный идеал и он, как всякий идеал, не может быть реализован на практике. Но даже если отвлечься от этого, то для принятия такой концепции в качестве основной при рассмотрении истории России необходимо дать убедительные ответы, по крайней мере, на два вопроса. Почему страна, которая отставала от европейских стран, относилась ко второму эшелону, оказалась первой при переходе к социализму? Почему ни одна из стран первого эшелона, т.е. развитых, за Россией в социализм не последовала? При всем обилии марксистско-ленинской литературы, издававшейся многотысячными тиражами в советское время, убедительного ответа на эти вопросы не существует, если не считать утверждений о коварстве мировой буржуазии и предательстве социал-демократии, вторые нельзя принимать всерьез. Тем не менее, сторонники этой точки зрения существуют до сих пор, и в немалом числе, особенно среди профессиональных обществоведов старшего поколения. Априори, под заранее заданную теоретическую концепцию подобраны подходящие исторические факты.

Страницы: 1 2 3 4


Салическая правда раннефеодальный правовой памятник западноевропейского средневековья
Франская монархия в начале VI века обрела свод норм обычного права Салическую правду. В ней юридически закреплялась общинная собственность на землю. Угодья (леса, пастбища и т.д.) принадлежали всей общине крестьян. Участки пахотной земли в равной мере распределялись между крестьянскими семьями. Земля не могла быть объектом гражданско-пр ...

Влияние центров европейской цивилизации на историческое развитие России.
Влияние центров европейской цивилизации на историческое развитие России является достаточно неоднозначным. В качестве исторически сложившихся связей между Россией и европейскими странами, начиная с эпохи Ярослава Мудрого, вопрос влияния европейской цивилизации на российский этнос остается достаточно неоднозначным и открытым. Наблюдение ...

Крушение западной Римской империи
Во второй половине V в. Западная Римская империя потеряла Британию, Галлию, Испанию и Африку и состояла уже из одних италийских вла­дений. Но и на этой территории она недолго сохра­няла свою власть. Правивший в то время император Валентиниан III (425—455 гг.) был совершенно ничтожной личностью, однако его министр — «по­следний великий р ...