Вопрос о происхождении Меншикова
Страница 2

Среди волонтеров, отправившихся в 1697 году за границу для обучения кораблестроению, Алексашка стоял первым в списке того самого десятка, который возглавлял десятник Петр Михайлов - царь. Меншиков не расставался с ним ни на минуту. Вместе с Петром он работал на верфи Ост-индской компании в Голландии, где одновременно с ним получил от корабельного мастера аттестат, удостоверявший, что он овладел специальностью плотника-кораблестроителя. Из Голландии Петр отправился в Англию для обучения инженерному искусству кораблестроения. Его и здесь сопровождал неразлучный друг Алексашка. Вместе с царем он находился в толпе волонтеров, составлявших свиту великого посольства, присутствовал на торжественных приемах, осматривал достопримечательности столиц западноевропейских стран - арсеналы, монетные дворы, кунсткамеры, промышленные предприятия, как и Петр, он жадно впитывал увиденное, с поразительной легкостью усваивал азы артиллерийского дела, фортификации, кораблестроения. Это была практическая школа, расширявшая кругозор царского любимца, в детские годы не получившего никакого образования. Но весть о возмущении стрельцов вынудила Петра вернуться в Москву.

Каковы были плоды этой поездки, как подействовало на Меншикова все увиденное и услышанное, что дала эта поездка для расширения кругозора, помимо знакомства с ко­рабельным делом? На все эти вопросы, мы не можем дать точного ответа. Касаясь образования Меншикова, мы знаем достоверно только одно - если он и не был совершенно безграмотен, как утверждают многие, то, во всяком случае, не умел писать. Сохранились две расписки, от 1702 и 1704 годов, о получении им жалованья по званию корабельного мастера; в одной его рукой сделана надпись: «Александр Меншиков принял», в другой - «взял и списался». Но за исключением этих двух документов, в бумагах Меншикова не сохранилось ни одной строчки, написанной его рукой; во всех его письмах, даже самых секретных, только подпись принадлежит ему, да и та нацарапана такими каракулями, что разобрать ее совершенно невозможно. Из ино­странных языков Меншиков знал только немецкий, которому научился, вероятно, по слуху. Читаем запись датского посла Юста Юля под 1710г.: «Князь Меншиков говорит порядочно по-немецки, так что понимать его легко, и сам он понимает, что ему говорят».[7]

Совершенно понятно, что образованный европеец был поражен отсутствием самого элементарного образования у первого сановника в государстве и особенно его влиянием на человека, в такой степени ценившего образование, как Петр. «В великом муже и полководце, каким он почитается, - иронически замечает по этому поводу датский посланник Юст Юль, - подобная безграмотность особенно удивительна»[8]. Но сам факт этого влияния на царя, не подлежит никакому сомнению, служит лучшим доказатель­ством того, как высоко ценил Петр I природные дарования Меншикова, его энергию, находчивость и безусловную преданность.

Впрочем, недостаток даже элементарного образования не исключал еще для Меншикова возможности расширить свой кругозор, приобрести многие необходимые ему знания и развиваться путем получения практичес­ких знаний. Благодаря восприимчивости люби­мец царя, его неразлучный спутник и товарищ, как в отдыхе, так и в труде, Меншиков учился и развивался наравне со своим царственным другом, проходил, под его руководством, одну с ним школу. Попав к нему с улицы, будучи еще мальчиком-пирожником, и поглощенный трудной службой требовательному и нетерпеливому господи­ну, при котором должен был находиться постоянно, Меншиков не имел возможности подготовиться к своей будущей роли путем теоретическим. Но именно эта постоянная близость к Петру, бравшему его с собою и в мастерские, и в музеи, и на придворные пиршества. Необходимость пригляды­ваться и прислушиваться ко всему окружающему и уяснить себе все увиден­ное и услышанное, чтобы потом суметь угодить царю, чтобы быть в состоянии понимать и даже предугадывать его желания, все это, несомненно, плодотворно сказалось на развитии одаренного от природы молодого человека. И можно с уверенностью сказать, что Меншиков вернулся на родину с более широким умственным запасом идей и зна­ний, чем до отъезда за границу.

Несомненно, также, что новый царский любимец, каким он уже считал­ся в то время, вполне поддерживал преобразователь­ные идеи и замыслы Петра Великого, его намерение все переделать на иностранный манер. Да и отношение царя Петра к Европе, при всей его восторженности, в известной мере оставалось, если можно так выразиться, потребительским. Известна фраза царя: «Европа нам нужна лет на сто, а потом мы повернемся к ней задом».[9] По всей вероятности, увлечение Западом со стороны Меншикова было вполне ис­кренним. Так как в нем оно не сталкивалось с тем уважением к старым традициям, которые заставляли других, более родови­тых спутников Петра смотреть на иноземцев и на все иноземное с недовери­ем и пренебрежением. Меншиков в полном смысле этого слова новый человек, его ничто не связывает со стариной; он знает только волю своего повелителя и приспосабливается к ней тем охотнее, что новые порядки ему на руку, так как открывают ему новые просторы для его пробуждающегося честолюбия.

Страницы: 1 2 3


Самозванцы и Польша
Так подготовилась и началась Смута. Насильственное и таинственное пресечение династии было первым толчком к Смуте. Пресечение династии есть, конечно, несчастье в истории монархического государства; нигде, однако, оно не сопровождалось такими разрушительными последствиями, как у нас. Но ни пресечение династии, ни появление самозванца не ...

Осознание ошибок и их корни
Радикализация аграрной политики негативно сказалась и на развитии сельскохозяйственного производства в освобожденных и освобождаемых районах. Это было результатом уравнивания крестьянских хозяйств на низком, как правило, потребительском уровне, а также следствием потери стимулов производства более зажиточной частью деревни. Вместе с тем ...

Александр Невский и его роль в отражении натиска с северо-запада
В отличие от русских, немцы своего шанса упускать не собирались. В 1237г. остатки ордена Меченосцев объединились с Тевтонским орденом в единый Ливонский орден. В том же году римский папа Григорий благословил немецких рыцарей на новый поход против русских земель. В 1238г. получили благословение на поход против Руси и шведы, которые к том ...