Историческая информация » Эволюция колониальной политики германской империи в 1871-1914 гг. » Колониальное движение в Германии: организации, идеология и пропагандистская деятельность

Колониальное движение в Германии: организации, идеология и пропагандистская деятельность
Страница 15

Государство в представлении Наумана - это исторический «организм», который не может оставаться неподвижным, поскольку его расширение впрямую зависит от потребностей нации. Государству необходимо «жизненное пространство». Основную тенденцию в развитии международных отношений Науман видел в том, что «средние по размерам политические образования, по всей видимости, медленно исчезают, и на внешнеполитической сцене, в конце концов, утверждается небольшое число крупнейших синдикатов, которые поглощают остальных». Уподобив борьбу за влияние в мире промышленной конкуренции, Науман подчеркивал, что соперничество государств на мировой арене является в действительности борьбой за существование той или иной нации. Этот мотив прочно утвердился в его творчестве. Борьбу за существование он представлял в качестве побудительной силы экспансионистской политики (21; с.126-127). www.pclever.ru

Немецкий вульгарный экономист Родбертус-Ягенцов. Идеолог прусского юнкерства и ревностный поклонник Гогенцоллернов мечтал о цивилизаторской миссии Европы в Азии и Африке. Возглавить эту миссию должна была, конечно, Германская империя (35; с. 89).

Так, известный экономист В. Зомбарт утверждал, что «немецкому народу уже не хватает места, и хозяйство его вынуждено все больше искать себе базиса на земле зарубежных стран» (35; с. 206).

Миссионер Фридрих Фабри рекомендовал проводить отечественную колониальную политику согласно теории мальтузианства. Он, доказывал, что новый способ производства в Германии приведет к резкому росту населения, избыток которого неминуемо создаст такую ситуацию в стране, когда «…ежегодно многие тысячи немцев будут покидать свою Родину и, таким образом, это массовое переселение послужит делу германской экспансии в Заморье.

Центральную Африку, Океанию и Южную Америку он считал важнейшими районами для будущих колоний Германии, захват которых необходимо осуществить военной силой, а закрепление – системой военно-морских баз и опорных пунктов и последующей отправкой немецких переселенцев в интересах подъема экономики метрополии. В середине 70-х годов по воздействиям экономического кризиса и последовавшей депрессии происходит новое оживление колониального движения. Избыток рабочей силы приводит к массовой эмиграции в заморские земли, в основном на африканский континент. Так за десять лет (1870-1880 гг.) из 619000 покинувших родину немцев, в Африку переселилось большинство из них – 600000 человек (38; с. 104).

Необходимо отметить, что колониальные проблемы в этот период не вызывала у правительства должного интереса и, как писал Ф.Фабри, наметившееся оживление интереса к колониальным проектам «вновь исчезло». Германский канцлер Отто фон Бисмарк пришел к выводу, что «…без импульса из народа» правительство не сможет проводить активную колониальную политику и «… должно пройти восемь или девять лет, прежде чем вопрос созреет». Поэтому вся тяжесть в области колониальной экспансии легла на первопроходцев – в основном на миссионеров, купцов, географов и путешественников, владельцев пароходных компаний, которые осознано, на свой страх и риск, ринулись в Заморье.

Первопроходцами в Африке, Океании и других регионах стали члены миссионерских обществ, которые активно проводили среди местных племен пропаганду немецкого образа жизни и духовных ценностей христианства (38; с. 104-105).

В политической литературе Германии 70-х и 80-х годов будут даже раздаваться голоса, нападающие на Бисмарка за его «умеренность», за то, что он остановился на полдороге и не достаточно обеспечил Германии ее рост в будущем. К числу противников Бисмарка в этом отношении принадлежал Беттихер, писавший, под псевдонимом Поля де-Лагарда (1827-1891), по которому остановить нацию в ее росте – это величайшая несправедливость, предприятие святотатственное! Бог не допустит этого, когда дело идет о такой высоко одаренной расе, как немецкая (12; с. 295-296).

Современник Поля де-Лагарда, Константин Франтц (1817-1891), тоже недоволен Бисмарком, его политикой, основанной на силе, ведущей к катастрофе. Германская империя, созданная «кровью и железом», с ее централизацией, подчинением Пруссии, его не удовлетворяла. Он мечтал о другой Германии, подлинной, основанной на федеративных началах, о такой федерации, которая должна состоять из триады: Австрии, Пруссии и малых государств. Конечно, для осуществления всего этого потребуется война; но война эта будет последнею. А чтобы Англия оставалась нейтральною, надо немцам отказаться от мысли о великой заморской Германии. Иначе Англия присоединится к их врагам. Вообще нечего, напрасно, думать об отнятии островов, принадлежащих Голландии, возлагать надежды на немецкие колонии в Океании, в Австралийском Архипелаге, думать о Самоа. Наше плавание, говорит К. Франтц, не настолько интенсивно. Игра не стоит свеч. Заморские колонии – не подходящие для Германии. Надо вернуться к колонизации континентальной. Вместо исканий владений за океаном, отчего не обратить взоров на наши старинные и истинные колонии, которые мы потеряли, например, на Ливонию, или потеря которых нам угрожает, как например поселения немцев в Венгрии и Трансильвании.

Страницы: 10 11 12 13 14 15 16 17 18


Государственная символика империи
В России первые дворянские гербы появились в конце XVI - начале XVII вв., но широкое их распространение началось на рубеже XVII - XIII вв. после уничтожения местничества. Личные и родовые гербы в Россию проникали вместе с их владельцами из Западной Европы, Литвы и Польши, где геральдические традиции были уже хорошо развиты. Среди русски ...

Отшельник из Симеиза
Убийство революционерами Александра II и вступление на престол Александра III повлекли за собой свертывание военных и других реформ. В мае 1881 г. Дмитрий Алексеевич вынужден был выйти в отставку и уехать в Симеиз, в свое крымское имение. Жизнь свою Милютин завершил в уединенных размышлениях, оставив большую часть своего четырехмиллион ...

Самозванцы и Польша
Так подготовилась и началась Смута. Насильственное и таинственное пресечение династии было первым толчком к Смуте. Пресечение династии есть, конечно, несчастье в истории монархического государства; нигде, однако, оно не сопровождалось такими разрушительными последствиями, как у нас. Но ни пресечение династии, ни появление самозванца не ...