Историческая информация » Кооперация в условиях НЭПа » Усиление партийно-государственного диктата и свертывание кооперативного движения

Усиление партийно-государственного диктата и свертывание кооперативного движения
Страница 10

С начала 1929 г. на страницах кооперативных журналов появляются заявления «авторитетных специалистов» о том, что организационная структура сельхозкооперации, особенно ее низовые звенья, «уже не отвечает новым задачам», выдвигаются различные варианты перетряхивания низовой и союзной сети, реорганизации первичных крестьянских объединений, выполнявших важнейшие функции по обслуживанию деревни.

Реакция на «голос общественности» не успела задержаться, и вскоре, 27 июня 1929 г., политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об организационном построении сельскохозяйственной кооперации»; 18 сентября оно в основной своей части было продублировано постановлением ЦИК и СНК «О сельскохозяйственной кооперации и ее работе». В исторической литературе эти постановления к настоящему времени не только не проанализированы, по даже не прокомментированы. И это в известной мере не вина исследователей, так как эти постановления представляют собой весьма значительные по объему тексты, лишенные внутренней логики, со множеством противоречивых, взаимоисключающих, несогласующихся между собой и вообще мало вразумительных положений, что затрудняет понимание главного их назначения – разрушения всех организационных структур, и прежде всего первичных, сельскохозяйственной кооперации страны, что достигалось следующими установлениями этих решений:

1) организационная структура и методы работы сельскохозяйственной кооперации, в особенности ее первичных образований, должны быть приспособлены к задачам производственного кооперирования и коллективизации крестьянского хозяйства;

2) в качестве низовой ячейки (первичного кооператива) с.-х. кооперации признаются «производственные товарищества поселкового типа» (в рамках всего населенного пункта) специального направления – зернового, свекловичного, хлопководческого и т.п., в зависимости от ведущей отрасли хозяйства в данной местности, которые «должны стать базой для строительства крупных колхозов»;

3) производственные поселковые товарищества и колхозы входят в районные производственно-сбытовые объединения, а последние - в областные союзы в связи с чем системы специализированных снабженческо-сбытовых и иных союзов и центров сельхозкооперации ликвидируются.

«Реорганизация» с.-х. кооперативов всех уровней – от всесоюзного до первичных, начатая не по воле самих кооператоров, а по команде руководства-политической партии, внесла полный разлад в их деятельность, парализовала их волю и способности к творческому созиданию, привела к разрушению организационной структуры системы.

Кооперация к концу 20-х годов представляла собой весьма одиозное явление. С одной стороны, это была крупнейшая по масштабам охвата населения и объему хозяйственных операций организация. Многие кооперативы уже создавались в порядке реализации «плановых» директив и «сверхплановых обязательств». Их обороты в значительной мере уже перестали быть кооперативными. Да и удельный вес «приписок», когда строго спрашивалось за достижение контрольных цифр, был, видимо, немал. Но даже если взять за основу показатели 1926/27 г., когда деформации были еще небольшими, картина получается весьма впечатляющей. Всей своей совокупностью видов и форм, организационным строением, хозяйственными связями и опытом она была связана с миллионами жителей города и деревни, способна в своей работе учитывать и в известной мере удовлетворять их потребности и интересы.

С другой стороны, эта мощная система к концу 20-х гг. оказалась «колоссом на глиняных ногах». К этому времени сомкнулись вышеописанные направления разрушения кооперации – подмена реального контингента обслуживания, деформация кооперативных принципов и функций, слом организационной структуры. Тоталитарная система, подчинив кооперацию в идейно-политическом, организационном и финансовом отношениях, манипулировала ею как марионеткой, заставляла ее через расставленных па ключевых позициях в ней своих представителей безропотно проводить в жизнь спускаемые ей директивы, а во второй половине 1929 г., начала ее физическое упразднение, которое вскоре было завершено.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11


Церковь, образование и культура
Религиозные учреждения и школы пытались бороться с бескультурьем и хоть как-то поднять нравственный уровень населения. Пока не выяснено, сколько было религиозных учреждений после русско-японской войны, но к 1925 г. православные церкви работали в Александровске, Дуэ, Рыковском, Дербинском, Корсаковке и Онорах. В Абрамовке, Мало-Тымово и ...

Анна Иоанновна Романова
Период правления императрицы Анны Иоанновны традиционно считается наиболее мрачной полосой в истории России XVIII века. Он сопровождался многочисленными казнями и ссылками, всесилием сыскных органов и полным равнодушием царицы к государственным интересам страны. Отцом Анны Иоанновны был Иван (Иоанн) Алексеевич, младший из пяти сыновей ...

Переплетение средневековых и индустриальных процессов в российской действительности.
Ситуация в конце XX века осложняется тем, что для дальнейшего развития производства — основной цели общества — требуются еще более глубокая специализация, более широкая, чем сегодня, информатизация, проникновение технических средств в самые интимные стороны человеческой деятельности вообще и производства, и потребления в особенности. Т ...