Историческая информация » Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков » Внешняя и колониальная политика Франции в начале XX века

Внешняя и колониальная политика Франции в начале XX века
Страница 10

Но Германия не умерила своих претензий и отвергла попытки Рувье уладить дело двусторонними переговорами. Она требовала международной конференции и угрожала. Рувье был явно растерян, но не мог пойти на соглашение с Германией за счет разрыва с Россией и Англией. И он подтвердил прежнюю внешнеполитическую линию французского правительства.

Начавшиеся переговоры о прекращении русско-японской войны заставили германскую дипломатию снизить тон, и 8 июля было достигнуто предварительное соглашение об условиях созыва международной конференции. В Париже поддержке со стороны России на предстоящей конференции придавали большое значение. Рувье в беседе с Нелидовым в декабре 1905 г. прямо заявил об этом и настоятельно просил «о продолжении и, в случае надобности, об усилении подобного (усмиряющего) воздействия» на Берлин. В этой же беседе Рувье дал понять, «хотя и очень издали, что поддержка, оказываемая его правительством русскому финансовому кредиту во Франции, является и проявится еще в будущем как бы оплатой за добрые услуги России в мароккском вопросе». То же самое Рувье обещал и Витте. В декабре 1905 г. в Париж прибыл министр финансов Коковцев для получения займа и «застал среди деловых людей Парижа настроение, близко похожее на то, которое предшествует войне». Ему заявили, что до разрешения марокканского кризиса ничего дать не могут. Лишь получив уведомление от Витте, что Россия полностью поддержит Францию на конференции, Рувье помог России получить аванс в 100 млн. руб. в счет будущего займа. 11 января 1906 г. Коковцев подписал соответствующее соглашение[107].

С 15 января по 7 апреля 1906 г. проходила Альхесирасская конференция с участием европейских государств, США и Марокко. Целью Германии было заменить англо-французский договор о Марокко новым документом, который отводил бы ей одно из главных мест. Она рассчитывала на поддержку России, имея в виду Бьёркский договор и обещания Николая II, но оказалась полностью изолированной на конференции, если не считать слабой поддержки со стороны Австро-Венгрии. Русский представитель на конференции граф Кассини, получив соответствующие инструкции, поддерживал все притязания Франции. Он сообщал Ламздорфу: «Я делаю все от меня зависящее, чтобы оказать поддержку Франции». Кассини даже получил инструкцию французского правительства, которую он использовал как директиву. Нелидов с полным основанием мог писать Пуанкаре в конце конференции, что марокканское дело оканчивается «к полному удовлетворению Франции и это — главным образом благодаря крайне активной помощи, оказанной ей Россией». Заключительный акт конференции от 7 апреля 1906 г. признал формальную независимость Марокко и экономические свободы для всех держав. Однако Франция получила преобладающее и руководящее право в финансовых и военных делах, и в частности право руководить марокканской полицией[108].

Марокканский кризис закончился победой французской дипломатии и привел к более тесному сближению Франции, России и Англии прежде всего в военных вопросах.

Французская дипломатия, заключив договор об Антанте, приняла меры к ускорению заключения англо-русского соглашения, к чему стремилась и Англия. Ленсдаун с удовлетворением отмечал сочувственное отношение Ламздорфа к этой проблеме. Действительно, тот, как и Нелидов и русский посол в Лондоне Бенкендорф, был сторонником англо-русского соглашения, и в конце 1905 г. именно он дал инструкции Кассини вести на Альхесирасской конференции переговоры с английским представителем Никольсоном. Но нет сомнения, что именно французское влияние ускорило такое соглашение. Недаром председатель комиссии по иностранным делам Этьен заявил в палате депутатов: «Франция остается другом и союзником России и желает укрепить эту дружбу, так как надеется на скорейшее достижение взаимопонимания между Россией и Англией».

Во время совещания генеральных штабов в 1906 г. генерал Палицын спросил: может ли Россия рассчитывать на помощь Франции в случае войны с Англией, как это было установлено в 1901 г. на предыдущем совещании. Представитель Франции генерал Брён уклонился от ответа. Но новый министр иностранных дел Л. Буржуа ответил на это Нелидову: «При существующих ныне между Францией и Англией дружеских сношениях и при явном стремлении Лондонского кабинета к сближению с Россией нет оснований для обсуждения мер, которые отнюдь не оправдывались бы обстоятельствами». Приход к власти радикальных министерств Саррьена и Клемансо не ухудшил франко-русских отношений, чего опасался Нелидов. Оба они явились в русское посольство и «в самых положительных выражениях заявили, — сообщал посол, — что признают необходимость оставить союз с Россией в основе внешней политики Франции». Клемансо даже заверил посла, что его министерство поддержит просьбу России о займе[109].

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11


Карл Мартелл
Карл Мартелл, который нанес поражение арабам в 732 году в великой битве при Туре во Франции, был одним из этих майордомов. Этой победой он остановил волну сарацинских завоеваний и, в глазах христиан, спас Средневековую Европу. Его престиж и репутация благодаря этому сильно выиграли. В нем видели защитника христианства от его врагов. В т ...

Интерьер
В храме есть три придела: главный, освящённый во имя Преображения Господня, северный (левый) — во имя священно мучеников Папы Римского Климента I и архиепископа Александрийского Петра и южный (правый) — во имя преподобного Сергия Радонежского Чудотворца. Главный купол собора расписан под цвет облачного неба, в центре которого изображен ...

Раскол в деревне
Сразу же после конференции руководство КПК попыталось провести в жизнь новую аграрную программу, однако попытка ее реализации довольно быстро выявила неадекватность этой программы действительным экономическим, социальным и политическим условиям освобожденных районов. Конечно, в условиях жестко централизованной партийной системы, сложив ...