Историческая информация » Внешняя политика Франции в конце XIX – начале XX веков » Внешняя и колониальная политика Франции в начале XX века

Внешняя и колониальная политика Франции в начале XX века
Страница 8

Неожиданное нападение Японии на Порт-Артур произвело во Франции ошеломляющее впечатление. 9 февраля 1904 г. совет министров решил, что Франция не сможет оказать России никакой материальной помощи без согласия парламента. Делькассе выступил в палате с речью о сочувствии и симпатии к России, но заявил, что франко-русский союз не распространяется на дальневосточные районы, за исключением чрезвычайных обстоятельств, каковыми могут являться посягательство на независимость Китая и угроза интересам Франции. Правда, дружеский характер франко-русских отношений не нарушился даже и во время русско-японской войны. Но именно тогда наметился известный рубеж в русско-французских отношениях. Начиная с этой войны и связанным с ней ослаблением России влияние Франции в союзе заметно усиливается. Она становится как бы главным партнером. Необходимо, впрочем, отметить, что Россия, несмотря на войну, перебросила на Дальний Восток из состава своей европейской армии, насчитывавшей 984 тыс. солдат, всего лишь 60 тыс. человек. Но даже это вызвало ряд дипломатических демаршей со стороны выражавшей недовольство Франции[102].

Французская дипломатия была заинтересована в скорейшем прекращении русско-японской войны, и поэтому Делькассе, не выходя из рамок нейтралитета, все же старался оказывать России некоторую помощь. Это было отмечено и в ежегодном отчете МИД России за 1904 г.: «Правительство Франции делало и продолжает делать все совместимое с соблюдением нейтралитета для облегчения нашего положения как воюющей стороны»[103]. Кроме того, французы понимали, что Россия еще очень сильна, а высокие боевые качества русского солдата отчетливо проявились даже и в этой обреченной на поражение войне. Вскоре после начала войны русское правительство обратилось к французским банкирам с просьбой о займе на 1 млрд. руб. 29 апреля после долгих переговоров французы в конце концов согласились дать заем в 400 млн. руб. на очень тяжелых условиях, но это помогло России продолжать войну.

Германия продолжала вынашивать планы отрыва России от Франции и в июле 1905 г., после тяжких поражений русской армии и гибели российского флота при Цусиме, предприняла еще одну попытку в этом направлении. Во время встречи русского и германского императоров в финляндских шхерах около острова Бьёркё 11 (24) июля Вильгельм обманным путем уговорил Николая подписать заранее подготовленный им договор, предусматривавший взаимную помощь во время войны (исключая русско-японскую войну), обязательство не заключать сепаратного мира и сообщение о его содержании Франции, но лишь после вступления договора в силу. Ламздорф и Витте с большим трудом убедили царя, что договор не может войти в силу без предварительного согласия Франции, о чем он и сообщил Вильгельму. Это было равносильно отказу от уже подписанного документа. Договор в Бьёркё, несмотря на настояния Вильгельма, так и не вошел в силу, и русское министерство иностранных дел избавилось от этой, как писал Ламздорф, «новой передряги, в которую мы ни за что ни про что ввязались»[104].

5 сентября 1905 г. подписанием Портсмутского мира была закончена русско-японская война. Но царское правительство оказалось теперь перед лицом первой русской революции, на подавление которой ему потребовались новые займы. А между тем новый русский посол во Франции Нелидов сообщал, что «неуспехи наши снова сильно поколебали наше военное обаяние и, понизив цену для Франции нашего союза, ослабили и самое значение России на международном рынке вообще». Развитие революционного движения в России крайне обеспокоило французскую буржуазию. Посол Франции в Петербурге с тревогой писал еще в конце 1904 г.: «Пролетариат, возникновение которого относится к совсем недавнему времени, с самого начала оказался чрезвычайно революционным и выдвигает свои требования в крайне резкой форме». А после январских событий 1905 г. Нелидов сообщал в Петербург: «В последнее время получавшиеся из России сведения о внутреннем положении вещей производили на финансовые круги гораздо большее впечатление, чем известия с театра войны». Переговоры о новом крупном займе во Франции были начаты после того, как по дипломатическим каналам стало известно, что Россия предприняла шаги к заключению мира с Японией. В июне 1905 г. Нелидов писал: «Теперь деньги здесь найдутся»[105].

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11


"Третьеиюньская" монархия 1907-1914гг.
В соответствии с основными законами император делил законодательную власть с двухпалатным парламентом. Государственный совет и Государственная дума, члены которых не несли ответственности перед избирателями, принимали законы и бюджет. Состав Государственной думы определялся избирательным законом, измененным без согласия парламента в нар ...

Судебник 1550 г.
Бесспорно, самым крупным начинанием правительства Ивана Грозного было составленное в июне 1550 г. нового законодательного кодекса, который заменил устаревший судебник 1497. Из 99 статей нового судебника 37 были совершенно новыми, а в остальных текст предшествующего кодекса подвергался координатной переработке. Социальное законодательст ...

Переход к реакционной политике. Аракчеевщина
1815–1825 гг. вошли в историю России под названием «аракчеевщины» . Востановление страны после войны с французами шло за счёт крестьян. Опасаясь восстаний, царь прибегнул к либеральным мерам. Он обещал ввести конституцию в России и поручил Аракчееву составить план освобождения крестьян. Тем не менее в России с 1820 г. и вплоть до конца ...