Внешняя политика СССР в 20-х годах
Страница 1

Второй конгресс Коминтерна собрался в июле 1920 г. Это были дни успешного наступления красной армии на Варшаву. Конный корпус Г. Гая прорвался даже в Германию. Нарком по военным делам Л. Троцкий выдвинул тогда лозунг “Тыл Красной армии впереди!”. Казалось, европейская, а затем и всемирная революция - действительно дело ближайших месяцев или недель.

В эти дни делегаты приняли знаменитый манифест Коминтерна

“Коммунистический Интернационал, - говорилось в нем, - есть партия революционного восстания международного пролетариата . Советская Германия, объединенная с Советской Россией, оказалась бы сразу сильнее всех капиталистических государств, вместе взятых. Дело Советской России Коминтерн объявил своим делом. Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в Федерацию Советских республик всего Мира.”

“Германский молот и русский серп победят весь мир!” - гласил в то время официальный лозунг. Однако в августе польские войска разгромили части Красной армии под Варшавой. Это поражение нанесло сокрушительный удар и по самой мировой революции, которая теперь по меньшей мере “откладывалась” на несколько лет.

Но до середины 20-х гг. мировая революция еще представлялась большевикам “задачей номер один”.

Журналист Михаил Кольцов писал в 1924 г.: “Торопитесь! Еще несколько лет - и Коминтерн уйдет от нас. Его столицей станет Берлин или Париж. Вы тогда будете жадно смотреть рисунки журналов, расспрашивать знакомых, приехавших оттуда, и по-провинциальному вспоминать о том, как Коминтерн был “совсем тут, близко, в Москве, на Моховой”.

После неудачной попытки в советско-польскую войну принести на штыках Красной армии мировую революцию в Европу и подавления поддержанных Москвой восстаний в Германии в марте 1921 г. и в октябре 1923 г. советские лидеры вместо стратегии революционной войны вырабатывают более гибкую модель поведения “социалистического государства в капиталистическом окружении”. Она покоилась на двух противоречивых основаниях: идеологизированном принципе пролетарского интернационализма в соответствии с которым СССР всемирно поддерживал коммунистическое и национально-освободительное движения в мире (надеясь на неизбежную в перспективе мировую революцию), и прагматической установке на мирной сосуществование государств с различным общественным строем, подразумевавшей нормализацию межгосударственных отношений с различными странами (с теми самыми, внутриполитическую стабильность которых был призван подрывать Коминтерн).

В целом в советской внешней политике 20х годов идеологические императивы постепенно начали уступать место прагматическим соображениям.

Нормализация отношений Советской России с Западом приняла конкретные очертания весной 1921 г., когда были подписаны торговые соглашения с Англией и Германией, а затем и с другими странами.

Но серьезным препятствием дальнейшему развитию отношений с западом стал вопрос о российских долгах. В октябре 1921 г. Брюссельская международная конференция рекомендовала правительствам предоставить кредиты Советской России для борьбы с голодом лишь при условии признания ею долгов царского и временного правительства и допуска комиссии для контроля за распределением продуктов.

28 октября 1921 г. Советское правительство выразило готовность вести переговоры о взаимных требованиях, признании довоенных долгов при условии его дипломатического признания и прекращения действий, угрожающих безопасности советских республик. Для обсуждения этих вопросов предлагалось созвать международную экономическую конференцию.

Она состоялась в Генуе (Италия) с 10 апреля по 19 мая 1922 года. В ней приняли участие представители 29 стран. Попытка советской делегации поставить на обсуждение проблему разоружения не встретила поддержки. Западные державы потребовали уплаты советским правительством всех долгов царского и Временного правительств (советская сторона - возмещения ущерба, причиненного иностранной интервенцией и блокадой), возвращения или возмещения иностранцами национализированной собственности (этот пункт был камнем преткновения на конференции), а также фактической отмены монополии внешней торговли (чего не допускал Ленин).

Страницы: 1 2 3


Жизнь первого президента после войны
Обосновавшись в Маунт-Верноне, Вашингтон оставался в фокусе общественно-политического внимания. Сторонник усиления центральной власти, он был избран президентом Конституционного конвента, выработавшего в 1787 Конституцию США. Популярность и непререкаемый авторитет Вашингтона обусловили его избрание на пост президента страны, который он ...

Сопротивление евреев
Подвергаясь смертельной опасности, узники гетто находили в себе силы для борьбы с оккупантами. В некоторых гетто действовали подпольные группы, происходили антифашистские вооружённые выступления, узники саботировали распоряжения оккупантов, укрывали квалифицированных специалистов, готовили к побегу людей, собирали оружие, одежду для отп ...

Октябрьская революция и политика большевиков в первые годы советской власти.
16 октября состоялось расширенное заседание ЦК партии большевиков, на котором было принято решение о подготовке восстания. Воспользовавшись приказами властей о выводе части Петроградского гарнизона на фронт и закрытии большевистской типографии, Л.Д.Троцкий заявил, что началось выступление контрреволюционных сил. Утром 24 октября части В ...