Внешняя политика СССР в 20-х годах
Страница 1

Второй конгресс Коминтерна собрался в июле 1920 г. Это были дни успешного наступления красной армии на Варшаву. Конный корпус Г. Гая прорвался даже в Германию. Нарком по военным делам Л. Троцкий выдвинул тогда лозунг “Тыл Красной армии впереди!”. Казалось, европейская, а затем и всемирная революция - действительно дело ближайших месяцев или недель.

В эти дни делегаты приняли знаменитый манифест Коминтерна

“Коммунистический Интернационал, - говорилось в нем, - есть партия революционного восстания международного пролетариата . Советская Германия, объединенная с Советской Россией, оказалась бы сразу сильнее всех капиталистических государств, вместе взятых. Дело Советской России Коминтерн объявил своим делом. Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в Федерацию Советских республик всего Мира.”

“Германский молот и русский серп победят весь мир!” - гласил в то время официальный лозунг. Однако в августе польские войска разгромили части Красной армии под Варшавой. Это поражение нанесло сокрушительный удар и по самой мировой революции, которая теперь по меньшей мере “откладывалась” на несколько лет.

Но до середины 20-х гг. мировая революция еще представлялась большевикам “задачей номер один”.

Журналист Михаил Кольцов писал в 1924 г.: “Торопитесь! Еще несколько лет - и Коминтерн уйдет от нас. Его столицей станет Берлин или Париж. Вы тогда будете жадно смотреть рисунки журналов, расспрашивать знакомых, приехавших оттуда, и по-провинциальному вспоминать о том, как Коминтерн был “совсем тут, близко, в Москве, на Моховой”.

После неудачной попытки в советско-польскую войну принести на штыках Красной армии мировую революцию в Европу и подавления поддержанных Москвой восстаний в Германии в марте 1921 г. и в октябре 1923 г. советские лидеры вместо стратегии революционной войны вырабатывают более гибкую модель поведения “социалистического государства в капиталистическом окружении”. Она покоилась на двух противоречивых основаниях: идеологизированном принципе пролетарского интернационализма в соответствии с которым СССР всемирно поддерживал коммунистическое и национально-освободительное движения в мире (надеясь на неизбежную в перспективе мировую революцию), и прагматической установке на мирной сосуществование государств с различным общественным строем, подразумевавшей нормализацию межгосударственных отношений с различными странами (с теми самыми, внутриполитическую стабильность которых был призван подрывать Коминтерн).

В целом в советской внешней политике 20х годов идеологические императивы постепенно начали уступать место прагматическим соображениям.

Нормализация отношений Советской России с Западом приняла конкретные очертания весной 1921 г., когда были подписаны торговые соглашения с Англией и Германией, а затем и с другими странами.

Но серьезным препятствием дальнейшему развитию отношений с западом стал вопрос о российских долгах. В октябре 1921 г. Брюссельская международная конференция рекомендовала правительствам предоставить кредиты Советской России для борьбы с голодом лишь при условии признания ею долгов царского и временного правительства и допуска комиссии для контроля за распределением продуктов.

28 октября 1921 г. Советское правительство выразило готовность вести переговоры о взаимных требованиях, признании довоенных долгов при условии его дипломатического признания и прекращения действий, угрожающих безопасности советских республик. Для обсуждения этих вопросов предлагалось созвать международную экономическую конференцию.

Она состоялась в Генуе (Италия) с 10 апреля по 19 мая 1922 года. В ней приняли участие представители 29 стран. Попытка советской делегации поставить на обсуждение проблему разоружения не встретила поддержки. Западные державы потребовали уплаты советским правительством всех долгов царского и Временного правительств (советская сторона - возмещения ущерба, причиненного иностранной интервенцией и блокадой), возвращения или возмещения иностранцами национализированной собственности (этот пункт был камнем преткновения на конференции), а также фактической отмены монополии внешней торговли (чего не допускал Ленин).

Страницы: 1 2 3


Так называемое «Великое Переселение Народов». И освободительное движение рабов и колонов
Ослабление Римской империи дало возможность варварским племенам почти безнаказанно переходить границы и захватывать ее территорию. Некоторое время она еще могла сдерживать натиск варваров, но лишь опираясь на самих же варваров, состоявших на ее службе в качестве союзников-федератов. В среде германских племен произошли существен­ные пер ...

Франция. Политическая неустойчивость
Экономический кризис во Франции начался в 1930г., т. е. несколько позже, чем в других европейских странах, и продолжался до 1935 г. На парламентских выборах 1932 г. победу одержали левые: партия радикал-социалистов (160 депутатских мест), социалистическая партия (131), коммунистическая партия (10) и др. Появилась возможность возрождени ...

Социально-экономическое развитие России в 60-80е гг XVIIIв.
Развитие аграрного производства имело прежде всего экстенсивный характер и достигалось за счет естественного роста населения и освоения новых территорий. Усилилась региональная специализация аграрного производства, вводились новые сельскохозяйственные культуры (подсолнечник, сахарная свекла), предприняты попытки использования новых мето ...