Внешняя политика Франции в конце XIX века
Страница 12

Делькассе понимал, что за последнее время международная ситуация изменилась для Франции в худшую сторону: Германия сблизилась с Турцией, сюзереном Египта, и с Англией. Следовало бы рекомендовать Маршану наибольшее благоразумие. Ему необходимо заняться обеспечением коммуникаций, а вперед не двигаться. Инструкция до Маршана не дошла. Весь интерес инструкции заключается, таким образом, только в том, что она характеризует политический курс, с самого начала усвоенный кабинетом Бриссона: соблюдать осторожность.

Делькассе занял позицию оборонительную. Он заботился в первую очередь о том, чтобы избежать конфликта, предотвратив возможность какого-либо провокационного шага со стороны Китченера. Монсон (посол Англии в Париже) обещал Делькассе передать его заявление в Лондон правительству. В своем донесении посол правильно уловил суть дела: Франция не хочет обострять обстановки.

Английский кабинет тоже очень хорошо понял все преимущества своего положения. Бассейн Нила, включая Фашоду, объявлялся принадлежащим Англии и Египту, находившемуся у нее в полном подчинении. С Францией англичане соглашались вести переговоры по территориальным вопросам только вне Нильского бассейна. Было ясно, что английское правительство решило полностью изгнать оттуда французского соперника и закрепить свое господство над Египтом, овладев верховьями реки, питающей эту страну. Солсбери, очевидно, рассчитывал, что Франция уступит и не станет доводить свое сопротивление до крайности.

В Петербурге же не верили в возможность англо-французской войны, отнюдь не были огорчены англо-французской ссорой и готовы были поддержать Францию, а заодно несколько заострить англо-французский конфликт.

Итак, французское правительство могло рассчитывать на поддержку России: оно фактически требовало от своей союзницы в фашодском инциденте даже меньше того, что та ему предлагала.

Благоприятная позиция русского правительства не побудила Делькассе изменить принятый им курс; но в последующие дни он стал несколько храбрее в своих беседах с англичанами.

Тем не менее, Монсон решительно отклонил попытку Делькассе обеспечить признание за Францией права на Фашоду. Английское правительство, повторил он, отказывается вести по поводу Фашоды какие бы то ни было переговоры. Оно уже давно заявило, что любое вторжение в бассейн Нила будет рассматриваться как недружественный акт. Английское правительство предупреждало об этом в Париже в 1894 г. по дипломатическим каналам, а 24 марта 1895 г. публично, устами парламентского заместителя министра иностранных дел (в так называемой декларации Грея)[66].

27 сентября английское правительство направило французскому через своего посла в Париже меморандум, в котором сообщалось о встрече Китченера с Маршаном и о заявлении английского главнокомандующего: Англия не признает французской оккупации какой бы то ни было части долины Нила. В тот же день Делькассе доложил британский меморандум совету министров.

Солсбери изъявил согласие передать сообщение Делькассе французскому исследователю, который находится в затруднительном положении на Верхнем Ниле. Но Англия, добавил премьер-министр, не отвечает за здоровье и безопасность Маршана, если он будет мешкать с очищением зажимаемой им ныне территории.

Ошибочным является распространенное представление, будто в фашодском инциденте спор шел только из-за формы — безоговорочный ли уход французского отряда из Фашоды по требованию англичан или же переговоры, эвакуация по соглашению и сохранение достоинства Франции. На самом деле вопрос стоял иначе. Французское правительство готово было отдать Фашоду, но оно требовало другой участок левого побережья Верхнего Нила. О нем-то и шел спор: о территории, а не только об одном престиже.

В отличие от того, что замышлял Аното, Делькассе не пытался ставить вопрос о положении Англии в Египте и о статусе этой страны. Он готов был также уступить Фашоду. Но он хотел приобрести выход к Нилу и область Бахр-эль-Газаль, соединяющую берег Верхнего Нила с французскими владениями по рекам Конго и Убанги.

Французский военно-морской атташе в Лондоне 18 октября сообщил начальнику морского штаба, что, по его наблюдениям, Англия «хочет непременно начать войну». На море она «почти в два раза сильнее нас», — заключал атташе. 25 октября он передал информацию, согласно которой «английский флот полностью готов к любым событиям».

Страницы: 7 8 9 10 11 12 13 14


Первые дни войны
Разработанным планом советского командования предусматривалось: активными действиями войск Ленинградского военного округа на севере и в центральной части Финляндии сковать финляндские войска и не допустить высадки войск держав со стороны Баренцева моря, а на Карельском перешейке, прорвать линию Маннергейма и ликвидировать укрепленный пл ...

"Неолитическая революция" и ее последствия.
Неолитическая революция — переход человечества от существования за счет охоты и собирательства к жизни за счет сельского хозяйства. Этот переход начался в мезолите и завершился в неолите. Неолитическая революция обозначает тот выдающийся в истории человечества рубеж, когда совершился переход к земледелию и скотоводству, или, иначе гово ...

Самозванцы и Польша
Так подготовилась и началась Смута. Насильственное и таинственное пресечение династии было первым толчком к Смуте. Пресечение династии есть, конечно, несчастье в истории монархического государства; нигде, однако, оно не сопровождалось такими разрушительными последствиями, как у нас. Но ни пресечение династии, ни появление самозванца не ...