Участие Жанны д’Арк в боевых действиях
Страница 2

Наконец 16 июля армия вошла в Реймс, горожане которого торжественно вручили ключ от города. Вот что пишет об этом хронист: « На состоявшейся 17 июля коронации знамя Жанны стояло в одном ряду со знаменами знатнейших вельмож», …. « в тот момент, когда король был посвящен и когда ему возложили на голову корону, все закричали: «Ноэль!» и трубы затрубили так громко, что казалось, будто свод церкви вот вот расколется. И во время сказанного таинства Дева стояла рядом с королем со своим знаменем в руке. И было прекрасно видеть, с каким достоинством держались король и Дева» /32/. В конце церемонии Жанна, плача, наклонилась, что бы по обычаю обнять колено короля, говоря ему: « Любезный король, отныне совершилась воля Божья». И как пишет хронист: «Никто не мог смотреть на них без великого волнения» /33/.

В качестве единственной награды она попросила только освободить от налогов родную деревню Домреми, что и было сделано позже. По одним данным, Жанна указала также, что ее миссия закончена, и попросила отпустить домой. Но многие свидетельствуют и против этого.

В этот момент влияние Жанны достигает своего пика; к ней обращаются с прошениями и просьбами, простой народ боготворит ее. По всей Франции начинают ходить легенды и сказания о ее деяниях. Но сама Жанна немного растеряна. Она добилась своей цели, короновала короля, что же дальше? После некоторых раздумий Жанна начинает настаивать на походе к Парижу, дабы освободить столицу Франции. Пока англичане и бургундцы еще находятся в растерянности, план кажется Деве и многим капитанам достаточно реальным. Но тут начинается обычная подковерная борьба при дворе. Переговоры с Бургундией, то тайные, то явные также не прекращаются ни на минуту.

21 июня армия покидает Реймс, но идет не в сторону Парижа, а на север; города продолжают открывать ворота без сопротивления или посылать своих представителей – Руси, Ванн, Лан, Суассон (23 июля). Отсюда армия идет на юг – Шато-Тьери (27 июля), Монтмирай(1 августа), Провен (6 августа) и возвращается снова на север – Коломье (7 августа), Лаферти-Милон (10 августа) Крепи-ен-Валуа (11 августа). Жанна начинает нервничать и все чаще впадать в уныние, которое развивает только искренняя любовь и радость горожан вновь обретенных французами укреплений.

Здесь следует заметить, что эта тактика была более осторожна, чем прямая тактика на столицу, которая вряд ли пала бы без длительной осады, но и достаточно действенна – с 21 июля (выход из Реймса) по 15 августа (стояние у Монтепилуа) французы заняли множество укрепленных и мощных городов, и не меньшее изъявило покорность и изгнало вражеские гарнизоны самостоятельно.

Тем временем Бедфорд собрал крупную армию, и послал из Монтеро вызов: «Карлу Валуа, дофину Вьенскому, в настоящее время беспричинно называющим себя королем». В письме говорится, что «… Вы делаете попытки против короны и правления очень высокого, наиболее превосходного и известного принца Генриха, милостью Бога истинного и естественного сюзерена королевств Франции и Англии, обманывая простых людей сообщением, что вы прибываете, дабы дать мир и безопасность, которая не факт, и при этом сие не может быть сделано средствами, которые вы использовали, и теперь еще пользуете, дабы совратить и оскорбить неосведомленный народ, при помощи суеверных и омерзительных людей, типа женщины распутной и позорной жизни, и развратных манер, одетую в одежду мужчины, вместе с отступническим и мятежным нищенствующим монахом, насколько мы были информированы, оба из которых, согласно Священному писанию, отвратительны Господу….», и далее «… Выберите, поэтому, в означенной стране Бри, где мы находимся, и не очень далеко друг от друга, любое угодное место, дабы встретиться в установленный день, появитесь, там с сей женщиной, отступническим монахом, и всеми клятвопреступными союзниками, и такой силой, какую вы сможете собрать, тогда мы будем, к удовольствию Господа, лично встречать Вас на названном месте, как представители моего сюзерена короля… » /34/

Письмо датировано 7 августа. 13 августа, французская армия наконец-то повернула на Париж, однако близ Доммартена узнав о присутствие рядом крупной неприятельской армии, вернулась в Крепи. Наконец 14 августа, у Монтепилуа, недалеко от Санлиса, две армии стали в виду друг друга. Хронист пишет, что оба противника были прилежны в захвате самых выгодных позиций для боя. Герцог Бертфорд выбрал сильное место, хорошо укрепленное, в тылу и на крыльях, с толстыми живыми изгородями. На фланге, он выстроил своих лучников в большом множестве, пешими, и каждый имел колья, установленные перед ними.

Страницы: 1 2 3 4 5


Юрий Хмельницкий
Пытаясь избежать гражданской войны, смягчить социальное напряжение, предотвратить территориальный раскол, старшина опять провозглашает гетманом Ю. Хмельницкого. Расчет был на то, что "волшебное имя Хмельницкого" станет той силой, которая обеспечит единство элиты, консолидацию общества и стабильность государства. Понятно, что ю ...

Успехи в промышленности
В марте 1949 года отмечалась тридцатая годовщина образования Башкирской АССР. Многое изменилось в жизни республики по сравнению с тем, что было к предыдущему юбилею, отмечавшемуся накануне войны. Например, промышленность Башкирии давала в 1950 году в 4 раза больше продукции, чем в довоенном 1940 году. А пятилетний план Башкирии на 1951– ...

Политика татар в отношении к ростовским князьям и местному боярству
Начиная с 60-70 гг. XIII в. ростовских князей ставят в совершенно исключительное положение, на них направляется усиленное внимание Золотой Орды. Прежде всего, начиная с 60-х гг. XIII в., в Волжскую Орду из Северо-восточной России проезжают почти исключительно князья ростовские, да и верный союзник Андрей Городецкий. Ростовские князья и ...